Преамбула


В сердце Кавказа. Внутри высоких гор Северной Осетии затаилось волшебное по красоте, трогательно камерное, пронизанное дружелюбием ущелье с кратким и звучным именем Цей. Густой лес, бурные речки, серебряные ледники помогают обрести здесь спокойствие, забыть о проблемах и в добром общении найти новых друзей.

Издевательско-рекламный бред.

Если Вы не собираетесь тратить свои дни на то, чтобы продлить их, Потратьте отпущенное Вам время на жизнь.

Цей гарантирует: полное слияние с природой, чудовищное отсутствие благ цивилизации, сияние самых ярких в мире звезд прямо над Вашей головой и давно позабытую городом радость нормального человеческого общения за обжигающей руки кружкой заваренного из горных трав чая.

Сочетание перечисленных компонентов дает необыкновенный результат. К Вам способность видеть красоту мира, потерянную где-то в возрастных кризисах. Проверено. Возвращается. Даже если не очень хочется. Цей гарантирует.

Философский бред

Черная (как безлунное ночное небо в россыпи звезд) магия (чем еще объяснить непреодолимое — иногда вне логики — желание возвращаться сюда снова и снова, из сезона в сезон) Цея (горного, неизменного, чудесного, дикого, близкого, единственного). Сегодня сказали бы: Цей обладает особой харизмой. Ему вообще присущи человеческие черты. И отношения с Цеем либо складываются, либо- нет. Раз и навсегда .

Взаимопонимание обещает окрыляющую радость победных восхождений, утоленную жажду туристических открытий, любовь (не только к природе), душевный покой и то неясного происхождения чувство духовной близости, которое случается под гитарный перебор возле пылающего костра у совершенно посторонних людей.

Цей возвращает к жизни из существования.

 

Полный бред.

Когда Кавказ был модным, альплагерь Цей в рекламе не нуждался, он нуждался в шлагбаумах на въезде в ущелье, отсекающих толпы неорганизованных туристов от горных цейских троп, альпийский цейских трав, прозрачных цейских родников и прочих благ природы, предоставляемых профкомами, по путевкам особо везучим товарищам.

Теперь Кавказ снова становится модным, правда, до шлагбаумов и профсоюзов дело еще не дошло, но не за горами. Поэтому надо успеть: налюбоваться, надышаться, находиться, напокоряться, напеться песен у костра, насобирать целебных горных трав и наобщаться с интересными людьми. Других в Цее не бывает. Как не может быть другого Цея, нигде и никогда. Счастливое стечение обстоятельств специально для особо везучих товарищей.

Лирический бред.

В Цей тянет, как в сказку: в некотором царстве, в некотором государстве жили-были… материалисты -физики, идеалисты -лирики, веселые туристы, отважные скалолазы, альпинисты то есть. Днем они покоряли неприступные вершины и сложные туристические маршруты, а вечером садились у большого костра, разговаривали, разговоры и пели песни. Такая милая, щемящая сердце картина: взрослые дети в отсветах большого костра. И вот однажды все закончилось. Костры, песни, споры. Стало не до них, стало плохо. По всем законам драматургии. Но когда прошел первый спазм борьбы за существование, оказалось, что цейская сказка продолжается и до финала еще далеко, и не все песни спеты, и здесь по-прежнему живут в соответствии с неписанными правилами: будь добрым и ничего не жалей для товарища. Може, поэтому в Цей тянет. Конечно, как в сказку. Конечно.